+7 (909) 906-60-73
+7 (903) 270-10-34
с 10:00 до 23:00
  • Duplicate of Слайд 1
  • Duplicate of Duplicate of Слайд 2
  • Duplicate of Слайд 2
  • Слайд 2
  • Слайд 1
Корзина
Товаров: 0 шт.

Войлочные тапочки и октябрьская революция.

100 лет назад, 25 октября 1916 года в жизни Владимира Ульянова-Ленина, человека во многом определившего каким будет XX век, не случилось ничего особенного. Устало прикурив от спички сигарету Camel, Владимир Ильич встал с кресла, сунул ноги в войлочные тапочки, подошел к окну и выглянул на улицу. Из окна Ленину была видна пробка на Невском, палатка с хот-догами и та особенная питерская грязь, которая, что бы ты ни делал, обязательно забрызгает всю штанину до самого колена. «Какая мерзость» – подумалось Владимиру Ильичу.

Через год, утром 26 октября 1917 года невысокий лысый человек, лежащий на полу в Зимнем дворце, проснулся от сквозняка. Еще через секунду он пришел себя. «Как я здесь оказался?» – подумал лежащий человек. Нет, он прекрасно помнил, как вчера, надев для безопасности парик и перевязав лицо платком как бы от зубной боли, он в сопровождении телохранителя пришел в захваченный матросами Зимний дворец и до позднего вечера руководил вооруженным восстанием в городе. Но вот где он был за минуту до того как открыл глаза, и кто именно открыл глаза, Ленин не знал. Владимир Ильич попытался встать и дернулся от резкой боли в шее. Ильич выругался и, лежа на полу, стал осторожно поворачивать головой из стороны в сторону. «Опять продуло, надо Свердлову сказать, хоть бы раскладушку сюда поставил» – со злостью подумал Ильич.

Кое-как встав, Ленин достал из принесенного с собой узелка войлочные тапочки, браунинг, сваренное яйцо и треугольник белого хлеба. Отложив ствол и тапочки, Ленин стал мрачно чистить яйцо. – Блин, соль забыл, – с досадой подумал глава рабоче-крестьянского государства. – Есть тут кто живой!? За дверью раздался подозрительно-суетливый шум и в комнату ввалился помятый человек, в помятой матросской форме. Ленин смерил взглядом вошедшего, отметил подозрительный блеск в его глазах и незаметно придвинулся поближе к браунингу – Любезнейший, найди мне соли, пожалуйста. – Сию минуту, ваше благ… – запнулся детина, и начал выталкивать себя из комнаты. – Подожди! – Ленин не без удовольствия отметил, что матрос стушевался еще больше, и сказал уже мягче – И вот еще что… сбегай в аптеку, тут недалеко есть – за углом и купи мне зубную щетку, деньги возьми у Дзержинского.

Владимир Ильич переобулся в войлочные тапочки, открыл окно, зубами достал из пачки сигарету Camel и закурил. Через год он перенесет столицу в Москву, подальше от свинцовой безнадеги города на Неве.