+7 (909) 906-60-73
+7 (903) 270-10-34
с 10:00 до 23:00
  • Duplicate of Слайд 1
  • Duplicate of Duplicate of Слайд 2
  • Duplicate of Слайд 2
  • Слайд 2
  • Слайд 1
Корзина
Товаров: 0 шт.

Нарком и войлочные тапочки.

По утрам он поет в туалете. Можете представить, какой это здоровый, жизнерадостный человек. «Легко на сердце от каши перловой/Она скучать не дает никогда/И любит кашу директор столовой/И любят кашу другие повара!!!». Он фыркает как морж, когда умывается, расплескивая воду вокруг себя. Затем – зарядка. Он встает посреди комнаты в белой майке, небесно-голубых кальсонах, на босу ногу – войлочные тапочки. Раз-два! Правая рука – к левой ноге! Раз-два – разворот! Раз-два – шире размах! Прохожие оборачиваются на улице и задирают головы. Ему под 50, у него дебелое тело с густой растительностью на груди. На завтрак ему подают куриный бульон, кинзу и маленькие острые перчики – очень полезные для здоровья. Ну все, почти половина первого – пора на службу! Он скидывает войлочные тапочки, надевает просторный костюм, тяжелые ботинки и фетровую шляпу, и сбегает по лестнице прямо в открытую дверь служебного «Паккарда».

Двадцать минут по залитому солнечным светом Кутузовскому проспекту, и ровно без пяти минут час, он поднимается в свой кабинет в высотке на Котельнической набережной. Заходит в свой огромный кабинет, снимает и вешает на спинку стула свой пиджак, обнажив широкие подтяжки, садится за оббитый зеленым сукном стол и погружается в бумаги на столе. Сначала – газета «Правда». В принципе, вчера за обедом коротко обсуждали, что в ней будет, но мало ли что произошло – нужно быть в курсе. Затем шифровки – они лежат справа, текстом вниз. Один раз какой-то помощник положил их наоборот, но больше этого помощника не было. После шифровок совещания с руководителями главков наркоматов. Он слушает доклады, что сделано, а сделано не так много как нужно, он нервничает, нажимает, часто кричит, а что делать – Партия поручила важное дело, нельзя страну подвести.

К шести нужно ехать на Правительство. Ехать туда не хочется – одна пустая болтовня, но не ехать нельзя, иначе эти блаженные опять что-нибудь там придумают. В этот раз повезло – вся эта говорильня быстро кончилось, на обратном пути даже мелькнула мысль заехать к одной знакомой в Большой театр, но нет – не успевает, а жаль… ну ладно, как-нибудь в другой раз. В своем кабинете в наркомате он достал из ящика войлочные тапочки, такие же, как и дома, расстегнул рубашку и прилег на кушетку – впереди бессонная ночь.

В 11 ночи зазвонил телефон. Он вскочил, схватил трубку и приложил к уху. Трубка начала говорить старческим, надтреснутым голосом: «Привэт, Лаврентий, ты почему не заходишь? Обиделся, что ли? Кхе-хе-хе. Приезжай сегодня на Ближнюю – пообедаем с товарищами» – трубка щелкнула, и в ней раздались гудки. Лаврентий вытер пот со лба, поправил пенсне, секунд пять еще постоял и начал собираться.